Преднамеренное и фиктивное банкротство

09.08.2016
В последнее время нередко приходится слышать о так называемом «преднамеренном» или «фиктивном» банкротстве. О том, что скрывается за этими понятиями и как не оказаться субъектом подобного преступления - ниже.
 
Понятие «преднамеренное банкротство» определено статьей 196 УК РФ как совокупность действий руководителя, учредителя компании или, как вариант, просто гражданина (например, ИП), а также напротив, бездействие, которые заведомо влекут за собой утрату способности полностью удовлетворить требования кредиторов.
 
Следующая статья этого же законодательного акта дает определение фиктивного банкротства, под которым понимается заведомо ложное публичное объявление руководителя или учредителя о несостоятельности юридического лица, а также рядового гражданина (к примеру, ИП) о своей несостоятельности.
 
Казалось бы, определения даны довольно четко. Так, руководитель компании-должника, стремясь избежать уплаты долгов, прибегает к выводу активов предприятия (средств с расчетного счета, движимого и недвижимого имущества, дебиторской задолженности - иначе говоря, всего, что способно представлять какую-либо ценность). Безусловно, внешне все выглядит вполне оправданно. Скажем, «должник» может прибегнуть к продаже чего-либо аффилированной организации или даже руководителю компании по очевидно слишком низкой цене.
 
В результате получается, что кредитору не удастся взыскать у должника имущество, если у него возникнет такое желание. При банкротстве, согласно закону, с должника тоже не получится что-либо взыскать, и кредиторы потерпят ущерб, а значит, действия компании квалифицируются как противозаконные и влекут за собой уголовную ответственность.
 
Главным критерием для квалификации действий по этой статье может быть установление умысла, другими словами - какую цель преследовал руководитель компании-должника во время совершения действий (это субъективная сторона преступления). Кроме того, важным критерием может послужить финансовый анализ, способный показать, каковы последствия и результат данного действия, которые представляют собой объективную сторону преступления.
 
Рассмотрим следующий пример: имущество фирмы включает административное здание, сдаваемое в аренду (ни товара, ни запасов в наличии нет); его стоимость -10 миллионов рублей. Основной вид деятельности компании – сдача в аренду помещений. К тому же у фирмы имеются долги в размере 2 миллионов.
 
Руководитель и учредитель являются одним лицом. Должник принимает решение продать здание за 100 000 рублей вновь создаваемой фирме, а на себя спустя некоторое время подает на банкротство. В этом случае, безусловно, можно говорить о преднамеренном банкротстве, потому что должник реализует основное имущество фирмы, а без него она не в состоянии осуществлять свою основную деятельность. Цена здания, очевидно, не соответствует реальной стоимости (она гораздо ниже); между тем, кроме здания у должника не имелось иных активов.
 
Более того, имела место сделка с аффилированным лицом. Имущество реализовано, а должник не может удовлетворить требования налоговой.
 
В этом случае управляющий может оспорить сделку по продаже. Затем здание можно реализовать, а с помощью вырученных средств оплатить налоги, а вот руководителю неудавшегося банкрота не избежать уголовной ответственности. Банкротство будет прекращено без внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении юридического лица.
 
Однако ситуация не будет настолько однозначной, если основная деятельность должника заключалась, например, в оптовой торговле чем-либо, обороты компании благодаря продаже товара достигали нескольких миллионов рублей, а доход от сдачи в аренду был существенно ниже, чем от продажи товара. Здесь можно говорить о неправомерных действиях при банкротстве. Надо сказать, может возникнуть множество спорных ситуаций: например, не было признаков банкротства во время совершения сделки, или перед продажей здания была проведена его оценка, согласно которой оно стоило всего 90 000 рублей. Возможен и следующий вариант: директор является наемным лицом, а учредитель сообщает, будто был не в курсе продажи здания. Появляется вопрос - как оценить продажу здания, пусть даже за реальную цену, с последующей покупкой? Возникает неоднозначная ситуация. Призывать на помощь финансовую экспертизу ни к чему - она не покажет то, как изменяются финансовые показатели. Более правильным решением будет привлечение директора к уголовной ответственности за злоупотребление или причинение вреда без цели хищения. А если управляющий к тому времени вернет здание в конкурсную массу, будет ли ущерб и какого размера? При банкротстве возникает множество важных нюансов. Компания-должник может, например, инициировать собственное банкротство, предоставляя неправдивые сведения о своем финансовом состоянии. Надо сказать, банкротство можно использовать в качестве инструмента финансового оздоровления – после того, как компания-должник признается банкротом, будут прекращены любые исполнительные действия. Кредиторам останется ждать своего часа, а кроме этого происходит реструктуризация долгов и так далее. Очевидно, что именно кредиторы несут ущерб. Случается, также, что должник при фиктивном банкротстве не имеет цели подставить кредиторов, а всего лишь берет перерыв, чтобы заплатить по счетам. В этом случае прямой ущерб не причиняется. Иначе говоря, о материальном вреде в этом случае речи не идет.